?

Log in

No account? Create an account
По мотивам прошедшей Первой Эпохи - что-то вроде небольшого отчёта.… - Журнал человека и толкиниста [entries|archive|friends|userinfo]
Юлиан Эльфвине

[ website | Домашняя страничка толкиниста ]
[ userinfo | livejournal userinfo ]
[ archive | journal archive ]

[июл. 6, 2013|06:00 pm]
Юлиан Эльфвине
По мотивам прошедшей Первой Эпохи - что-то вроде небольшого отчёта. Не ездившим может оказаться неинтересно :-)

Вильвэ Хъярранто Аларокко, советник Карнистира

Ну, «советник» – это, конечно, чересчур официально, для послов из других Домов и для всяких там синдар, а на самом деле – близкий друг Морифинвэ, его ровесник, товарищ по играм детства и увлечениям юности. В дальнейшем – естественным образом один из первых его вассалов, дружинников, спутников – в Алквалонде, в Лосгар, в Битве-под-Звёздами… и один из тех, кто считал, что у четвёртого сына Феанаро очень правильный, замечательный, всем-бы-такой характер (а если кому от того характера досталось – тот, несомненно, сам виноват!)

«Вильвэ» – отцовское имя и наиболее часто используемое. «Хъярранто» – материнское (данное за то, что он родился во время долгих странствий его родителей по югу Валинора). Что же до «Аларокко», то это прозвище, появившееся в ранней юности после не самого удачного похода Вильвэ и Карнистира в северные горы, в котором Карнистир подвернул ногу, и Вильвэ помогал ему добраться до ближайшего жилья, а заодно тащил на себе свои и его вещи, потому что бросить их было жалко, а оставить и потом возвращаться за ними – лень. Сгрузив, наконец, свою ношу во дворе какого-то северного эльфа, уставший Вильвэ тяжело и шумно выдохнул; Карнистир посмотрел на него и рассмеялся: «Знаешь, ты сейчас похож на большую уставшую лошадь!» Вильвэ засмеялся в ответ и решил, что «Alatrocco» («большая лошадь», «тяжеловоз») – это отличное прозвище, особенно в сочетании с отцовским именем; очень быстро оно для благозвучности потеряло «t» и в варианте «Аларокко» – иногда просто «Рокко» – стало избранным именем и «именем-для-своих», для родственников, для близких друзей и, разумеется, для его автора.

Вильвэ женат, у него две дочери – старшая Форэдель (персонаж Нарвэн), младшая Фарниэль (персонаж Арус). Валинорский Непокой, в котором Вильвэ поучаствовал по полной программе (тайные и не очень кузницы, гербы, доспехи и оружие, и соперничество с нолдор из иных Домов в чём только можно), разделил его семью: супруга Вильвэ склонялась более к сторонникам Нолофинвэ, чем к нолдор Первого Дома, и в конечном итоге, считая Феанаро плохим вождём и полагая, что Нолофинвэ следует за ним в Исход лишь под давлением обстоятельств и данного своему брату слова, осталась в Валиноре. Младшая дочь в целом разделяла её взгляды, однако ушла в Исход вместе с эльфами Второго Дома. Старшая же и в Форменосе, и в Белерианде была рядом с отцом.

Такова была завязка истории, "краткая квента". На полноценный отчёт меня не хватает, поэтому дальше - несколько коротких зарисовок, от имени персонажа и от имени игрока, вперемешку. Диалоги - в художественном пересказе :-) Стихи Анариона.

*  *  *  *  *  *  *

"Годы мира ушли, что имеем, того не храним.
Как прекрасна свобода - да что же ты служишь им?
Избегай дружбы их и вражды, их святыни не тронь!
Их одежды - огонь, и мечи их - огонь, огонь."

Предыгровка. Гибель Феанаро, повторение Клятвы. Вильвэ с удивлением слышит вокруг себя стройный хор голосов нолдор Первого Дома, повторяющих Клятву за братьями; впрочем, в момент упоминания имени Единого хор изрядно стихает, но некоторые эльдар произносят слова Клятвы до самого конца. Что ж, их выбор. У Вильвэ к клятвам отношение довольно простое - давно, в Валиноре, он одним из первых принёс клятву верности Карнистиру, и с тех пор он не клянётся, потому что не хочет, чтобы две клятвы однажды вступили в противоречие друг с другом, и даже обещания даёт с оговорками вроде "если это будет в моих силах". Тем более не клянётся он и на этот раз.

*  *  *  *  *  *  *

"Первые волны.
Выходим в море.
Мокрая сталь…

Я ж говорил -
Идти по суше,
Как жаль…

Вал за валом,
Волны - ступени
В небытиё.

Твердо и немо,
Слепо и глухо
Сердце моё,
Сердце моё."

Самый большой ужас в своей жизни Вильвэ испытал, когда феаноринги шли на отбитых у телери кораблях, а под ними катило свои свинцовые воды Великое Море, и Вильвэ чувствовал, как в глубине одна исполинская сила сдерживала другую, готовую наброситься, разнести в щепки белые корабли и поглотить в яростных водоворотах нолдор-изгнанников, преступивших закон - и не знал, как долго ещё продлится это противостояние, и сколько ещё Улмо будет сдерживать Оссэ... а главное - зачем? И Вильвэ кутался в давно промокший плащ, чтобы укрыться то ли от солёных брызг, то ли от назойливой мысли: "Намо прав. Нам не победить Стихию".

"Весла поднялись строем, снова упали в волну.
Я город белый построю, если не утону!
И до отвращенья, до боли в белых от ветра глазах
Я ненавижу бурное море, я ненавижу страх.
Я ненавижу страх!"

*  *  *  *  *  *  *

В бою возле врат Химринга пытавшиеся пробиться в Химринг таргелионцы были разбиты. Большинство, включая Карантира, пропало без вести, а Вильвэ был тяжело ранен, взят в плен и утащен в Ангбанд.

Ангамандо, Железная Темница. Тесная клетка, четверо эльфов и один человек, окрики орков-надсмотрщиков, надписи на стенах, неизвестность и тревога за лорда и собратьев.

"А я-то думал, нам путь - победить да петь.
Так гони его прочь - искушение умереть.
Да и каждый из нас храним, как любимый сын,
И до срока из нас не уйдет ни один, ни один..."

Время от времени орки развлекаются. Вытащили Вильвэ и ещё одного эльфа, связали, привели паука, заставили его укусить связанных. Яд медленно распространяется по телу; всё плывёт, дыхание замедляется, движения становятся тягучими, медленными, клонит в сон. Орочья рожа ухмыляется: "Ваша целительница начала не с тебя! ты ей не нужен, ей на тебя наплевать! ей не вылечить двоих! она не успеет, не успеет, не успеет!". Рука тянется к оружию... орки веселятся, сунули дубинку, удар... проклятье, до чего же всё медленно!.. Дубинка выпадает из руки, и Вильвэ проваливается в тяжёлый беспокойный сон.

Целительница успела. Спасибо ей!

Новое развлечение - вывести пленных, приковать их к вратам Ангбанда, построить орков широким полукругом, дать ещё двоим-троим пленным короткие кинжалы. "Сражайтесь друг с другом! кто победит, кто убьёт - того отпустим!" Говорят, кто-то даже убил. Вильвэ не смотрит - сделать он ничего не может, а смотреть на чужую смерть, доблестную или нет, он не видит причин - любуется облаками в небе, дышит удивительно чистым после вонючих подземелий воздухом, напевает под нос старую дорожную песню. Проходящий мимо тёмный майа отшатывается, рявкает: "Заткните его!" Удар дубины. Темнота.

Штурм Ангбанда. Пленники слышат доносящиеся снаружи боевые кличи собратьев - видимо, бой идёт уже у самых ворот. В темницу заходит старший надсмотрщик: "Есть небольшая вероятность, что штурмующие нас эльфы временно ворвутся сюда. Приказываю вывести из клеток половину пленников и, если такое произойдёт, казнить их, чтобы их не освободили!" Вильвэ оказывается среди выведенных; кинжал орка упирается ему в шею. Чувства двойственные: умирать не хочется, но очень хочется, чтобы сородичи всё-таки прорвались к ним - даже если это будет последнее, что Вильвэ увидит.

Не прорвались.

Неожиданный вызов на поединок на речах - видимо, тот тёмный майа запомнил гордого эльфа. (Я на ходу придумываю персонажу "уязвимую тему" - разделение его семьи в Валиноре из-за Непокоя и, так как это чересчур личный и узкий момент - Непокой в целом и разделение нолдор на Дома).

"Скоро все ваши окажутся здесь, в подземельях Владыки! - О, я уже давно сижу в плену, и за это время видел не так уж много новых лиц!"
"Мой повелитель - Владыка Судеб Арды! - Это неправда. Я точно знаю, кто такой Владыка Судеб, я очень хорошо запомнил его слова."
"Вам не одолеть Владыку! - Может быть. Но когда мы падём, с Запада придут другие, придут не для того, чтобы воевать с Врагом, но чтобы повергнуть его. И с ними будут Высшие."
"Ты же отвернулся от них! - Да. Я не люблю Валар. Но я им верю."

Майа замахивается зазубренным мечом - и падает. Вильвэ хватают и тащат обратно в клетку. По дроге оглушают - орк, что возился с замком, неосмотрительно положил свою дубинку на землю, чем Вильвэ тут же воспользовался. Когда Вильвэ приходит в себя, надсмотрщики сообщают ему "радостную" весть - сам Властелин обратил на него своё внимание, и скоро гордый эльф будет казнён перед его троном.

Тронный зал в глубине подземелий, лица-маски вокруг, яркий свет Трёх Камней в короне. Возле трона светятся красным глаза Кархарота. Первым к Морготу подводят эльфа из авари. "Теперь ты будешь держать ответ за всё, что совершил в своей жизни!" Спокойный голос эльфа: "Я не совершил ничего, за что мне надо отвечать; совесть моя чиста". "В самом деле? Что ж, сейчас мы это узнаем. Вложите ему в руку Камень!" Сильмариль достают из Короны и протягивают эльфу; Кархарот, увидев прямо перед собой свет Камня, бросается вперёд и проглатывает его. Камень начинает жечь его изнутри, и Кархарот с воем бросается наружу, сметая всё на своём пути. Вильвэ отскакивает в сторону, прижимается к стене, когда Волк проносится мимо него - и бежит следом за ним, к воротам Ангбанда - и наружу, к свободе.

(Всем мастерам - спасибо за этот момент. Я готовился к тому, что история персонажа закончится в Ангбанде, и уже придумывал прощальную речь, короткую и не слишком пафосную. Получилось неожиданно и очень круто).

А дальше была Барад-Эйтель, короткое общение с Финголфином, долгожданная встреча с младшей дочерью - наконец-то есть время поговорить, стоя на башне Крепости-над-Источником, обо всём, что с ними происходило за это время - и, глубоко в ночи - возвращение в Таргелион, к своим.

*  *  *  *  *  *  *

Смерть Карантира. Один из самых сильных моментов игры. Сын Феанора взял в руку Камень - и Камень опалил его руку. О, конечно, можно придумать десяток способов носить с собой Сильмариль и не обжигаться - в конце концов, Моргот же придумал! - но суть останется прежней: Клятва была близка к исполнению - и оказалось, что она не может быть исполнена; Камень, огонь и лёд клятвы феанорингов, не желает ложиться в руки наследников мастера. Тупик, из которого есть только один выход. Пока Вильвэ с большей частью таргелионцев помогает снимать осаду с Нарготронда, Карантир умирает в Гаванях; Вильвэ созывает своих и возвращается туда из Нарготронда.

Младший брат лорда - тот, что обошёл Сильмариль и лежащих возле него братьев по широкой дуге и вместо того, чтобы разделить их судьбу, отправился воевать под Нарготронд - говорит, что тело Карантира будет сожжено на погребальном костре. "А пепел развеют над водой? - мрачно бросает кто-то из наших. - Хороший привет Оссэ и Уинен!" Таргелионцы едины в том, что тело лорда надо забрать и похоронить дома, в землях Дор Карантир. Вильвэ идёт просить об этом Амрода. Просьба услышана. Мы возвращаемся.

"Молчанье над чашей, да в землю вино,
Да в небо взлетает десяток стрел,
Ни песен, ни слёз в смерти нам не дано,
Пусть в воздухе гаснут слова: "Не успел".

Стрелы воткнутся в дёрн,
Прочертив полукруг.
Арфы далёкой звон
На холодном ветру...
...На ветру..."

Тело Карантира было похоронено на кургане Халдада, рядом с родичами Халет. Хэлсар, комендант крепости, недовольно сказал по этому поводу: "Он не любил людей." И сам же добавил: "Но этих он уважал." А после похорон мы завалили курган вместе с памятной плитой камнями, чтобы волки и прочие твари не разрыли его и не добрались до тех, кто там лежит; впрочем, говорят, что с тех пор орки и волколаки обходили тот курган стороной, и люди, и даже некоторые эльфы тоже избегали его. Лишь немногие оставшиеся эльдар Таргелиона поднимались на него и слушали, как ветер поёт им о павших, но мало кому рассказывали они об этом. Поэтому летописи молчат о том, что Морифинвэ Карнистир Феанарион был похоронен рядом со смертными людьми, единственными из эдайн, которым он сам предложил защиту и покровительство.

Тризна. Стол в замке лорда, пустое сиденье во главе стола, кубок, идущий по кругу против солнца. "Я был его советником и его щитом. Мои советы иногда были хороши, а иногда - не слишком; то же можно сказать и о щите. Но в его последней битве ему не нужен был совет, и бесполезен был щит." Молчание. Кубок идёт дальше.

Второй круг. "Мы более ничьи, мы вольны... как птицы. Каждый волен решать за себя, что ему делать дальше." Нас слишком мало, чтобы удержать крепость; большинство решают уйти и присоединиться к тем, кто сражается против Врага. Кем-то движет месть, кем-то клятвы. Вильвэ тоже уходит.

Но не на север, а на запад.

...Он никогда не был таким воином, как Карантир. Был советником - и, наверное, не самым плохим - был посланником, строителем, наставником для молодых бойцов, наконец... и да, воином тоже, ведь из нолдор Таргелиона разве что целители не брали в руки оружие. Но таким твёрдым и несгибаемым, как его лорд, Вильвэ не был. Раны от орочьих стрел и мечей, паучий яд, голос тёмного майа, холод кинжала надсмотрщика у горла, проникающий в душу голос Врага, его пригвождающий к земле взгляд (нет, Вильвэ не сломали в Ангбанде; возможно, потому, что не успели), и в конце концов - смерть Карантира... и, укладывая на курган последний камень, Вильвэ понял, что он больше не может воевать. Нет, он, конечно, в силах надеть кольчугу, привычным движением накинуть на левую руку петлю щита, а в правую взять меч. Но огонь в его глазах потух, и стального стержня в его душе больше нет; осталась лишь печаль и чудовищная усталость. И поэтому в первой же серьёзной битве он погибнет, и это будет завуалированным самоубийством, а становиться самоубийцей Вильвэ не хотел. И он ушёл на остров Балар, где и жил до тех пор, пока в Белерианде не зазвучали трубы Эонвэ... которых, увы, не было на игре. Что ж, Вильвэ не любил Валар, но он верил им, верил словам Намо и знал с самого начала, что нолдор не победить Врага без помощи Высших. А значит - однажды воинство Запада ступит на земли Белерианда, чтобы воевать и победить, и герольд Манвэ призовёт все свободные народы под свои белые знамёна. И Вильвэ встанет под них.

Хочется верить, что он пройдёт Войну Гнева до конца и останется жив, и с первыми же обратными кораблями уйдёт на Запад. Воссоединится с семьёй, построит дом на Эрессеа, и будет радостно встречать приходящих туда друзей и сородичей, тех, кто вернётся из Срединных Земель, и трижды радостно - тех, кто выйдет из Мандоса. И будет пить за вернувшихся, и за тех, кто не вернётся никогда - tenn ambar-metta...
СсылкаОтветить

Comments:
[User Picture]From: su_mi_re
2013-07-06 02:09 pm
да будет так.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: asmela
2013-07-06 02:15 pm
Спасибо за игру. Было здорово.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-06 07:25 pm
И тебе спасибо! Хорошо посидели :-) а главное - с хорошим концом! :-)
(Ответить) (Parent) (Thread) (Развернуть)
[User Picture]From: elfmeta
2013-07-06 02:28 pm
Aiya!
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-06 07:25 pm
*шёпотом* Aiya! :-)
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: istimo
2013-07-06 05:03 pm
А каким образом эльфы Первого Дома могли повторить клятву Феанаро - они же не наследники и не имеют права на Камни. Как-то странно по моему.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-06 07:24 pm
Мопед не мой :-) спроси у тех, кто повторял.
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: celebnor
2013-07-06 08:27 pm
Хорошая история. Хорошая жизнь. Мне кажется, не зря съездили. И Спасибо за персонажа и за игру.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-06 08:58 pm
Всё в этой жизни не зря :-)
Тебе спасибо, друг, с тобой хорошо и интересно играть. И извини за то, что было не так.
Надеюсь, ещё поиграем вместе.
(Ответить) (Parent) (Thread)
From: tellegil
2013-07-07 12:26 am
Я не обошёлъ, меня аглонцы сбили сногъ, навалились сверху и держали пока я не успокоился(сильмарилль темъ временемъ былъ у Верныхъ Куруфинвэ). Я успелъ лишь обнять братьевъ, приказать охранять ихъ тела до моего возвращения и повёлъ войско деблокировать Нарготрондъ.

Спасибо за отчётъ и игру! Вы были кнастоящие
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-07 09:30 am
Мда. Понятно.

И вам спасибо! :-)
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: red_fat_fox
2013-07-07 12:48 am
На игре не был, но ваш отчёт очень хорош как литературное произведение и отзывается эмоциями. Спасибо.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-07 09:23 am
Спасибо на добром слове :-)
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: heithell
2013-07-07 04:47 pm
Спасибо большое, что написал этот отчет.
А каковы были реплики-"удары" Вильвэ на поединке речей? Ты тут показываешь только ответы-защиты, не нападение.

Отдельное спасибо за предысторию, всегда приятно, когда кто-то еще на полигоне раздумывает над именами, прозвищами, придумывает (а порой - вспоминает или просто - видит) предысторию персонажа.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-07 05:16 pm
"Удары" я точно не помню, поэтому и не написал их. Что-то про раба Моргота, отсутствие свободы воли, ну и "когда мы сложимся, придут Валар и всех вас разнесут нафиг!" - тоже можно считать "ударом", наверное :-)
(Ответить) (Parent) (Thread) (Развернуть)
[User Picture]From: elge
2013-07-07 06:10 pm
Впечатляет рассказ :)
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-07 07:48 pm
:-)
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: jeff_kari
2013-07-08 09:30 am
Спасибо тебе.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-08 09:42 am
Симметрично :-)
(Ответить) (Parent) (Thread)
[User Picture]From: seagull_call
2013-07-12 12:23 pm
Спасибо. Так вот как складывались судьбы на востоке. Это очень сильно.
И у многих осталось, наверное, это ожидание рогов Эонвэ, эта жажда финала. У тех, кто не ушел из деятельного мира - глухая тревога о грядущем.
(Ответить) (Thread)
[User Picture]From: yulian
2013-07-12 12:50 pm
У меня - у игрока - это ожидание было ещё до игры :-)
А у персонажа чётко сформулировалось в Ангбанде.

"Тревога" - это мягко сказано. Даже если принять все эти, гм, расклады про взятие Ангбанда и про корону Моргота - ну, Улмо - не Тюремщик а корона - не колечко :-)) Чуда не произошло, Запад по-прежнему закрыт.
(Ответить) (Parent) (Thread) (Развернуть)
[User Picture]From: la_renarde
2013-07-14 10:01 am
Хорошая история, спасибо.
очень рада была тебя встретить, пусть и вне игры )
(Ответить) (Thread)